• 13/12/2018
  • 00:05

Игорь Денисов подробно рассказал о конфликте с Черчесовым

Полузащитник «Локомотива» Игорь Денисов вспомнил период карьеры в московском «Динамо» и рассказал о конфликте со Станиславом Черчесовым, который сейчас возглавляет сборную России.

– Если смотреть в общем, «Динамо» – это худшие четыре года в моей карьере. Там такие безграмотные работники, что как раз можно вешаться. Но самое лучшее время в команде, как ни странно, у меня было, когда пришли Черчесов и Аджоев, – приводит слова Денисова sports.ru. – Первые полгода было фантастически все. Были победы, победы, победы. Но потом что-то произошло.

– Что-то – ссора Черчесовым. Как это было?

– Игра с «Зенитом». За неделю до этого я повреждаю икроножную мышцу и улетаю лечиться в Питер, мне звонит Саламыч и говорит: «Игорь, ты должен приехать» – «Саламыч, вы просите – я сделаю». Вернулся в Москву, делал уколы и к «Зениту» готовился отдельно. Сыграть было важно, потому что это был матч за 6 очков, мы тогда шли вровень.

В это время, как я уже сейчас знаю, Юсупов подписал контракт с «Зенитом». Но в тот момент он был лучшим в «Динамо», просто лучшим. Не я, не кто-то еще – Юсупов, он набрал такую форму, что я говорил ему: «Юс, оставайся в „Динамо“, ты тут будешь процветать». Мы с ним всегда играли в паре, а тут я приезжаю на одной ноге, выхожу на поле – а Юсупов остается на скамейке.

Проходит игра, мы проигрываем 0:1 – и все, отпускаем «Зенит» вперед. В раздевалке это видели все, абсолютно все русские игроки – они сейчас почему-то не рассказывают это, но все знают, что это правда. Я говорю: «Саламыч, вы знаете, что я колю уколы. Почему из-за каких-то документальных вопросов не играет наш лучший футболист?». Я лидер команды и, если в нормальном тоне, имею право спрашивать все что угодно. Он заходит, слышит это, резко подходит ко мне: «Я тебе не Спаллетти, я тебя быстро на место поставлю. Пошли в душ – я тебе там шею сломаю». Рядом со мной сидит Юсуп: «Вы как разговариваете?». Черчесов – ему: «Иди на *** отсюда! Ты вообще говно и стал футболистом, только когда я сюда пришел». Моя реакция: «Саламыч, у меня четверо детей. Я вам больше руки не подам, вы со мной не имеете права так разговаривать». Подраться мне не проблема, но представьте – подраться с тренером в душе! Он орал еще минут 10, я собрал сумки и уехал.

Следующая игра – с «Локомотивом». Перед каждым матчем он отбивает футболистам руки. Мне дает, я – не даю и смотрю ему в глаза. На следующий день вызывает меня в кабинет. «Саламыч, я буду разговаривать только при президенте – чтобы мои слова потом не были перевернуты» – «Нет, пока мы с тобой не договоримся, ты отсюда не выйдешь» – «Мне не о чем разговаривать, зовите президента».

На следующий день меня вызвали в кабинет, где были Ротенберг, Гурам (Аджоев), Черчесов и юрист. Там были два листа со штрафами на 21 миллион рублей. Формулировка первого – ты повлиял на определение состава, второго – ты нагрубил тренеру. Они эти деньги сняли с зарплаты, но потом мы с «Динамо» судились и все суды выиграли. Что логично: это был полный бред.

– Откуда легенда, что вы возмущались по поводу присутствия Бориса Ротенберга-младшего в составе?

– Рассказываю, как было с Борисом. Когда в команде был Петреску, он вызвал меня – при этом я в команду тогда только пришел. «Ко мне приходил Аджоев и сказал: если я на эту товарищескую игру не поставлю Бориса Ротенберга, он меня уволит» – «Эээ, а я – что?». Потом «Динамо» возглавил Черчесов и сказал, что хочет видеть меня капитаном. Я рассказал ему про этот случай и сказал: «Пока я капитаню в команде, играть должны только сильнейшие. Если Боря будет сильнее другого игрока – пусть играет. Но если не будет – команда все чувствует». Больше про Борю с Саламычем мы никогда не говорили.

Про Бориса скажу больше. Мы с ним иногда, даже сейчас в «Локомотиве», ругаемся, но он профессионал.

– Когда вы общались с Черчесовым в последний раз?

– Тогда и общались – на суде с «Динамо». Он приходил и выступал как свидетель.

– Почему вы не вызываетесь в сборную России?

– Я готов приехать в сборную хоть завтра. Я говорил, что не подам ему руки, но ради сборной готов уступить – пожать руку и сказать: «Саламыч, привет! Готов выполнять твои требования и вообще кланяюсь». Но. Извиняться за те слова я не буду.

– Сейчас – в отпуск. Допустим, позвонили бы и сказали: приезжай. Приехали бы?

– Издеваешься? Конечно, да! Но этого не будет.

– Как вы сами считаете: пригодились бы сборной?

– Я не играл при Черчесове, я не играл при этой схеме. Допускаю, что отыграл бы один матч, понял бы, что в такой схеме я бесполезен. Но вызов в сборную я заслужил.

– Если не попадете на чемпионат мира, будете ли его смотреть по телевизору?

– Конечно! Всей семьей. И болеть за сборную России изо всех сил.